тюнинг запчасти для лодок казань
http://eglovo.ru
сидушки для надувных лодок
 
Карпфишинг: новое

Охота / Рассказы

Как ловят диких гусей


Гусь — птица очень осторожная и бдительная.

Как ловят диких гусей

Она способна, заслышав малейший шорох, быстро переместиться в безопасное место. При охоте на гусей порой используются и подсадные птицы, которые будут приманивать гусей на охотника. Наверное, лучшим вариантом подсадной утки будет кряква. Но может выполнять эту важную роль не только домашняя, но и дикая утка. Для того чтобы она успешно выполняла свою функцию, её нужно будет обучить кое-каким навыкам. Нужно перед охотой изучить некоторые повадки этих птиц, учесть особенности их поведения. Таким образом, можно будет более простыми способами поймать птицу, поэтому теорию игнорировать не стоит. Как охотится на гуся? Альфред Брем Русская охота. Во всякой части света есть свои виды гусей.

ловим диких гусей

В Азии и Европе многие виды попадаются одинаково часто; некоторые расселены по северу всего земного шара. На воде они держатся менее других утиных, а часть своей жизни проводят на суше и даже на деревьях; в долинах они водятся чаще, чем в горах. Походка гусей лучше, чем у других утиных; плавают они хотя хуже уток и лебедей, но все же довольно ловко и быстро; ныряют на значительную глубину, летают легко и красиво, проносясь через большие пространства.

Как ловят диких гусей

Многие виды издают бормочущие звуки, другие гогочут; будучи рассержены, гуси обыкновенно шипят. Это, без сомнения, умные, понятливые и осторожные птицы; они не доверяют человеку, отлично различают охотника от пастуха, выставляют сторожей и с рассудительностью принимают все предосторожности ради своей безопасности. Будучи пойманы, они очень скоро приспосабливаются к новым условиям и по прошествии короткого времени становятся очень ручными.

Охота на диких гусей сложное дело, требующее знаний и опыта

Хотя самец не принимает участия в насиживании, но позже вместе с самкой водит птенцов и служит стражем всей семьи. Во время своих перелетов, которые совершаются обыкновенно ночью, они иногда, летая низко в туманную погоду, попадают ошибочно в человеческие поселения. Гуси питаются преимущественно растительной пищей. С помощью своего снабженного режущими краями клюва они щиплют траву и злаки, капусту и другие огородные растения, обрывают листочки, ягоды, стручки и колосья, ловко вышелушивают последние и обнажают зерна, роются на дне мелких луж, ища и там корм.

Некоторые виды едят, кроме того, насекомых, ракушек и мелких позвоночных. Все виды гусей являются предметом охоты. Охота на краснозобых казарок их отлов запрещены повсеместно и круглогодично. Как исключение допускается добыча по специальным разрешениям очень незначительного количества для содержания этих птиц в неволе, чтобы все-таки разгадать секрет их размножения.

Как ловят диких гусей

Колонии казарки располагают вблизи от гнезд соколов, в основном сапсанов, мохноногих канюков и крупных чаек. Все эти птицы сильные, ловкие, зоркие. Защищая от хищных четвероногих собственные гнезда, они оказывают неоценимую услугу краснозобым казаркам, оберегая их гнезда, их потомство, особенно в первые дни после вывода. Большую часть дня гуси проводят на полях.

Как ловят диких гусей

Задолго до восхода солнца, едва забрезжится восток, выплывают они из камышей, с криком и гоготаньем поднимаются на воздух и длинной вереницей летят на высоте больших деревьев в поле, почти всегда на овсы, реже горох, еще реже пшеницу, почти никогда на рожь и ярицу. А так как за поздним севом, недостатком рабочих рук и большими запашками страда затягивается иногда до нача- ла даже средины сентября, то первое время гуси непременно садятся прямо в хлеб и только в сентябре выбирают такие пашни, где хлеб еще лежит в суслонах и не свезен в клади. На голом жниве их заметишь редко, разве перед самым отлетом.

Как ловят диких гусей

Во всяком случае, каждая стая гусей выбирает местом кормежки самые уединенные, наиболее отдаленные от жилья пашни и, как только начинается здесь уборка, выбирают себе новую, не менее пустынную местность, иногда верст за десять от прежней. Но если их никто не трогает и не стреляет, то гуси не особенно смущаются близостью жнецов и очень долго летают кормиться на одни и те же десятины. Горе тогда беспечному хозяину: При виде этой помятой и потоптанной нивы, при взгляде на эту массу сломанных и обсыпавшихся колосьев с первого раза покажется, что не стая птиц, а целое стадо рогатого скота или табун лошадей произвел это опустошение. Разумеется, гуси не столько съедят хлеба, сколько примнут и осыплют его, тем не менее зачастую бывает, что целые поля, не стоящие жатвы, так и остаются неубранными. С этой точки зрения гуси еще вреднее уток, питающихся зернами. Около 9 часов, иногда позднее, битком набивши зоб и пощипавши поблизости травки или свежей озими, насытившиеся гуси возвращаются обратно на озеро и плавают здесь часу до 3-го, редко, впрочем, заплывая в камыши.

Пополоскавшись в воде, наглотавшись песку, отдохнув в безопасном месте и переварив все невероятное количество проглоченной ими пищи, гуси снова летят на облюбованное ими поле и возвращаются на озеро только поздним вечером, при последних отблесках потухающей зари. Темные силуэты кустарников во мраке осенней ночи почти сливаются с очертаниями камышей и со стеною желтой нивы, деревья принимают самые причудливые формы, а гуси все еще не покидают поля. Однако вечером они вовсе не кормятся с такою жадностью, как утром, и притом еще осторожнее. В это время нередко можно видеть, как стаи гусей бродят по лугу, пощипывая траву, или, лежа на брюхе, отдыхают тут в приличном отдалении один от другого. Но вот все царство пернатых уже покоится в глубоком сне; ночная мгла все более и более обволакивает окрестные предметы, и лишь последние лучи догорающей зари бросают слабый свет на гладкую, как зеркало, водную поверхность. Стаи гусей летят на ночлег. Со сдержанным гоготаньем осторожно садятся они на средину озера, постепенно, приостанавливаясь при каждом подозрительном шорохе, подплывают к камышистым берегам и наконец вступают в курьи, со всех сторон обрамленные высокою стеною камышей.

Здесь нередко ждут их силья, не шелохнувшись поджидает охотник, укрывший свой утлый челнок в густой листве пожелтевшего камыша или темно-зеленой чаще фостника, а не то, дрожа от холода, по пояс в воде осторожно бредет к ним ярый промышленник. Впрочем, человек со своим огнестрельным оружием и силками не единственный опасный враг для гуся. Несмотря на свою величину и силу, последние нередко делаются добычей, разумеется днем, беркутов, кречетов. Даже орел-белохвостик, по-видимому, не может один на один справиться с гусем. На одном из озер, ближайших к Уралу, я застал однажды развязку борьбы гуся с белохвостиком. Несколько раз последний намеревался схватить сильную птицу, и каждый раз могучие удары ее крыльев обращали в бегство трусливого хищника.

Наконец, когда оба соперника, измученные и общипанные, отдыхали в нескольких шагах один от другого — один на воде, другой на берегу, — откуда ни возьмись огромный беркут: Еще больше донимают гусей соколы, которых гусь и казарка боятся всего. Не один раз случалось мне видеть, как сильный и смелый хищник летит наперерез стае и, когда гуси придут в смятение и, тревожно гогоча, начнут разлетаться, стрелой падает с высоты и убивает избранную жертву, иногда еще и другую, но уже из-под низу.

На очень большую стаю, летящую в строгом порядке, по-видимому, и кречет нападает очень редко. По крайней мере, охотники рассказывают, что подобная смелость редко обходится даром кровожадному хищнику. Что же касается обыкновенного сокола и балобана, также большого ястреба, то они здесь, по-видимому, бьют только одиночных отбившихся гусей и ловят исключительно мелкую казарку и уток. Между тем как пролет гусей совершается с большою постепенностью, почти незаметно для человека, не знакомого с местностью и обычными перелетами местовых гусей, казарки, напротив, летят необычайно дружно, и пролет их на озерах производит поражающее впечатление. Стая за стаей, не только всю ночь, но и целый день летят казарки, тронувшиеся с пустынных островов Оби, где гнездятся общественно — тысячами, подобно чайкам на Волге и здешних озерах. Прежде всех в некоторых, хотя и редких, случаях в двадцатых числах августа появляются одиночные экземпляры и небольшие стайки так называемых немых казарок, немых гусей, больших казарок, которые местами в Средней России известны под названием кустарных гусей. Эти кустарные гуси даже еще крупнее серых и разнятся от них своим более темным и рыжеватым пером, черным носом и некоторыми другими признаками, о которых мы, впрочем, не станем говорить. По росту и виду их вообще легко смешать с гуменниками, но зато немые гуси резко отличаются от серых гусей и настоящих казарок своим глухим и хриплым криком: Случается иногда, что немые гуси замечаются и гораздо ранее, даже летом, но это одиночные отсталые экземпляры, подстреленные на весеннем пролете и залетовавшие на озерах.

Настоящий, валовой пролет немых казарок всегда начинается в первых числах сентября, около Рождества Богородицы 8 сентября и продолжается 2—3 дня, редко более; затем количество пролетных стай сразу уменьшается, и после Воздвиженья 14 сентября до Иванова дня 26 сентябряиногда до Покрова замечаются только запоздалые стаи и отсталые птицы. Вообще пролет немых казарок немного значительнее пролета серых гусей, с которыми они довольно сходствуют образом жизни: Немного позднее, всего на несколько дней, впрочем, почти никогда ранее первых сентябрьских пасмурных и ветреных ночей, показывается белолобая казарка — лысушка, плешивка приозерных охотников и рыбаков и малые немки. Последние, однако, несравненно малочисленнее белолобых казарок, которые с некоторыми более или менее значительными перерывами, зависящими от состояния погоды и направления ветра, летят сотенными стаями в течение двух недель. Позже всех казарок летит мелкая казарка — пискулька, самая многочисленная и долее всех остающаяся на озерах.

Или войти с помощью одного из сервисов. Доброго времени суток, уважаемые охотники! Осталось меньше месяца до появления в наших краях первых гусей. Очень понравилась охота с подсадным гусем на поле. С минимальной маскировкой, а стаи гусей все равно подлетали на выстрел. У товарища получилось поймать подранка и выходить его, уже 3 года у него живет и помогает охотиться. Мы с отцом тоже хотим поймать, но как???

Пока так не везет, либо замертво падают, либо дальше летят Думал может сетку натянуть или петлю какую-нить Говорят у домашнего голоса грубее, гуси таких враз раскалывают В том году хотел попробовать, отзывов начитался и передумал. А покупать как то дорого да и предложений не особо много Донка рыболовная с кукурузой или горохом на крючках Вам в помощь. Только крепите по-нормальному-гусь птица достаточно сильная. Так если он крючок проглотит, все равно вскрытие делать придется Да, два гуся за 20 руб. Во всякой части света есть свои виды гусей. В Азии и Европе многие виды попадаются одинаково часто; некоторые расселены по северу всего земного шара. На воде они держатся менее других утиных, а часть своей жизни проводят на суше и даже на деревьях; в долинах они водятся чаще, чем в горах. Походка гусей лучше, чем у других утиных; плавают они хотя хуже уток и лебедей, но все же довольно ловко и быстро; ныряют на значительную глубину, летают легко и красиво, проносясь через большие пространства. Многие виды издают бормочущие звуки, другие гогочут; будучи рыбалка в полоневичах, гуси обыкновенно шипят. Это, без сомнения, умные, понятливые и осторожные птицы; они не доверяют человеку, отлично различают охотника от пастуха, выставляют сторожей и с рассудительностью принимают все предосторожности ради своей безопасности.

Будучи пойманы, они очень скоро приспосабливаются к новым условиям и по прошествии короткого времени становятся очень ручными. Хотя самец не принимает участия в насиживании, но позже вместе с самкой водит птенцов и служит стражем всей семьи. Во время своих перелетов, которые совершаются обыкновенно ночью, они иногда, летая низко в туманную погоду, попадают ошибочно в человеческие поселения. Гуси питаются преимущественно растительной пищей. С помощью своего снабженного режущими краями клюва они щиплют траву и злаки, капусту и другие огородные растения, обрывают листочки, ягоды, стручки и колосья, ловко вышелушивают последние и обнажают зерна, роются на дне мелких луж, ища и там корм. Некоторые виды едят, кроме того, насекомых, ракушек и мелких позвоночных. Все виды гусей являются предметом охоты. Прилетев на родину, парочки отыскивают себе подходящее местечко для гнезда. Из толстых и мягких стеблей, листьев камыша, тростника и т. Приготовляясь к насиживанию, самка вырывает у себя весь пух, выкладывает им внутренность гнезда, а также накрывает им самые яйца, когда оставляет их на короткое время. Охота на краснозобых казарок их отлов запрещены повсеместно и круглогодично. Как исключение допускается добыча по специальным разрешениям очень незначительного количества для содержания этих птиц в неволе, чтобы все-таки разгадать секрет их размножения.

Колонии казарки располагают вблизи от гнезд соколов, в основном сапсанов, мохноногих канюков и крупных чаек. Все эти птицы сильные, ловкие, зоркие. Защищая от хищных четвероногих собственные гнезда, они оказывают неоценимую услугу краснозобым казаркам, оберегая их гнезда, их потомство, особенно в первые дни после вывода. Большую часть дня гуси проводят на полях. Задолго до восхода солнца, едва забрезжится восток, выплывают они из камышей, с криком и гоготаньем поднимаются на воздух и длинной вереницей летят на высоте больших деревьев в поле, почти всегда на овсы, реже горох, еще реже пшеницу, почти никогда на рожь и ярицу. А так как за поздним севом, недостатком рабочих рук и большими запашками страда затягивается иногда до нача- ла даже средины сентября, то первое время гуси непременно садятся прямо в хлеб и только в сентябре выбирают такие пашни, где хлеб еще лежит в суслонах и не свезен в клади. На голом жниве их заметишь редко, разве перед самым отлетом.

Во всяком случае, каждая стая гусей выбирает местом кормежки самые уединенные, наиболее отдаленные от жилья пашни и, как только начинается здесь уборка, выбирают себе новую, не менее пустынную местность, иногда верст за десять от прежней. Но если их никто не трогает и не стреляет, то гуси не особенно смущаются близостью жнецов и очень долго летают кормиться на одни и те же десятины. Горе тогда беспечному хозяину: При виде этой помятой и потоптанной нивы, при взгляде на эту массу сломанных и обсыпавшихся колосьев с первого раза покажется, что не стая птиц, а целое стадо рогатого скота или табун лошадей произвел это опустошение.

Разумеется, гуси не столько съедят хлеба, сколько примнут и осыплют его, тем не менее зачастую бывает, что целые поля, не стоящие жатвы, так и остаются неубранными. С этой точки зрения гуси еще вреднее уток, питающихся зернами. Около 9 часов, иногда позднее, битком набивши зоб и пощипавши поблизости травки или свежей озими, насытившиеся гуси возвращаются обратно на озеро и плавают здесь часу до 3-го, редко, впрочем, заплывая в камыши. Пополоскавшись в воде, наглотавшись песку, отдохнув в безопасном месте и переварив все невероятное количество проглоченной ими пищи, гуси снова летят на облюбованное ими поле и возвращаются на озеро только поздним вечером, при последних отблесках потухающей зари. Темные силуэты кустарников во мраке осенней ночи почти сливаются с очертаниями камышей и со стеною желтой нивы, деревья принимают самые причудливые формы, а гуси все еще не покидают поля.

Однако вечером они вовсе не кормятся с такою жадностью, как утром, и притом еще осторожнее. В это время нередко можно видеть, как стаи гусей бродят по лугу, пощипывая траву, или, лежа на брюхе, отдыхают тут в приличном отдалении один от другого. Но вот все царство пернатых уже покоится в глубоком сне; ночная мгла все более и более обволакивает окрестные предметы, и лишь последние лучи догорающей зари бросают слабый свет на гладкую, как зеркало, водную поверхность. Стаи гусей летят на ночлег. Со сдержанным гоготаньем осторожно садятся они на средину озера, постепенно, приостанавливаясь при каждом подозрительном шорохе, подплывают к камышистым берегам и наконец вступают в курьи, со всех сторон обрамленные высокою стеною камышей. Здесь нередко ждут их силья, не шелохнувшись поджидает охотник, укрывший свой утлый челнок в густой листве пожелтевшего камыша или темно-зеленой чаще фостника, а не то, дрожа от холода, по пояс в воде осторожно бредет к ним ярый промышленник. Впрочем, человек со своим огнестрельным оружием и силками не единственный опасный враг для гуся. Несмотря на свою величину и силу, последние нередко делаются добычей, разумеется днем, беркутов, кречетов.

Даже орел-белохвостик, по-видимому, не может один на один справиться с гусем. На одном из озер, ближайших к Уралу, я застал однажды развязку борьбы гуся с белохвостиком. Несколько раз последний намеревался схватить сильную птицу, и каждый раз могучие удары ее крыльев обращали в бегство трусливого хищника. Наконец, когда оба соперника, измученные и общипанные, отдыхали в нескольких шагах один от другого — один на воде, другой на берегу, — откуда ни возьмись огромный беркут: Еще больше донимают гусей соколы, которых гусь и казарка боятся всего. Не один раз случалось мне видеть, как сильный и смелый хищник летит наперерез стае и, когда гуси придут в смятение и, тревожно гогоча, начнут разлетаться, стрелой падает с высоты и убивает избранную жертву, иногда еще и другую, но уже из-под низу. На очень большую стаю, летящую в строгом порядке, по-видимому, и кречет нападает очень редко.

Как ловят диких гусей

По крайней мере, охотники рассказывают, что подобная смелость редко обходится даром кровожадному хищнику. Что же касается обыкновенного сокола и балобана, также большого ястреба, то они здесь, по-видимому, бьют только одиночных отбившихся гусей и ловят исключительно мелкую казарку и уток. Между тем как пролет гусей совершается с большою постепенностью, почти незаметно для человека, не знакомого с местностью и обычными перелетами местовых гусей, казарки, напротив, летят необычайно дружно, и пролет их на озерах производит поражающее впечатление.

Стая за стаей, не только всю ночь, но и целый день летят казарки, тронувшиеся с пустынных островов Оби, где гнездятся общественно — тысячами, подобно чайкам на Волге и здешних озерах. Прежде всех в некоторых, хотя и редких, случаях в двадцатых числах августа появляются одиночные экземпляры и небольшие стайки так называемых немых казарок, немых гусей, больших казарок, которые местами в Средней России известны под названием кустарных гусей.

????? ????? ????? ??????

Эти кустарные гуси даже еще крупнее серых и разнятся от них своим более темным и рыжеватым пером, черным носом и некоторыми другими признаками, о которых мы, впрочем, не станем говорить. По росту и виду их вообще легко смешать с гуменниками, но зато немые гуси резко отличаются от серых гусей и настоящих казарок своим глухим и хриплым криком: Случается иногда, что немые гуси замечаются и гораздо ранее, даже летом, но это одиночные отсталые экземпляры, подстреленные на весеннем пролете и залетовавшие на озерах. Настоящий, валовой пролет немых казарок всегда начинается в первых числах сентября, около Рождества Богородицы 8 сентября и продолжается 2—3 дня, редко более; затем количество пролетных стай сразу уменьшается, и после Воздвиженья 14 сентября до Иванова дня 26 сентябряиногда до Покрова замечаются только запоздалые стаи и отсталые птицы. Вообще пролет немых казарок немного значительнее пролета серых гусей, с которыми они довольно сходствуют образом жизни: Немного позднее, всего на несколько дней, впрочем, почти никогда ранее первых сентябрьских пасмурных и ветреных ночей, показывается белолобая казарка — лысушка, плешивка приозерных охотников и рыбаков и малые немки.

Последние, однако, несравненно малочисленнее белолобых казарок, которые с некоторыми более или менее значительными перерывами, зависящими от состояния погоды и направления ветра, летят сотенными стаями в течение двух недель. Позже всех казарок летит мелкая казарка — пискулька, самая многочисленная и долее всех остающаяся на озерах. В середине сентября в туманную погоду и ненастье, ночью и ранним утром,— всюду, со всех сторон, слышится ее звонкий безумолчный крик, прерываемый иногда менее пронзительным г оготаньем лысушек, еще реже хриплым криком запоздалых немых гусей.

Независимо от последовательности пролета выше названных пород казарок, как сила пролета, так и продолжительность остановок, в свою очередь, зависят исключительно от состояния погоды. Самый развал пролета бывает в самую дурную погоду, дождь и слякоть, иногда даже мокрый снег. Хорошо, если ненастье непродолжительно,— тогда усталые, голодные и, быть может, еще нигде не отдыхавшие стаи, предчувствуя ясную погоду, жадно бросаются на жнивья, массами спускаются на луга, садятся на озера. Но вместе с наступлением этих ясных дней затихает и самый пролет: Немногие продолжают безостановочно свой далекий путь и длинными вереницами тянутся высоко над землею, откуда уже едва доносится их звучный крик.

Как ловят диких гусей

Напротив, весьма легко отличить те стаи, которые намереваются спуститься в окрестностях, хотя бы и за несколько десятков верст далее. Полет их уже более или менее низок, не имеет прежней силы и стремительности; они летят не прямо на юг или юго-запад, а иногда почти в обратном направлении; они не имеют уже такой правильности в расположении и нередко именно перед самым опусканием на землю сбиваются в беспорядочные кучи, кружатся на одном месте, как бы выбирая себе удобный ночлег и стоянку. Всего труднее летят и вместе с тем всего многочисленнее стаи мелкой казары-пискульки — самой глупой и смирной из всех своих сродственников. Промышленнику нередко удается свалить из своего харчистого, далекобойного, хотя и далеко неприглядного ружьишка, зараз до десятка этих доверчивых птиц,— и все-таки стая отлетает на недальнее расстояние и еще не один раз подпускает охотника с подъезда. Отсталые и заблудившиеся пискульки чаще всех пристают к стаям домашних гусей и тогда подпускают на несколько шагов.

Все породы казарок редко подолгу стоят на одном месте, чем резко отличаются от пролетных гуменников; они, видимо, торопятся со своим отлетом в теплые края, почти никогда не кормятся долее трех дней кряду и при первом попутном ветре т. От таких продолжительных перелетов, которые длятся по нескольку дней, от неустанного махания крыльями и, быть может, других болезненных условий у многих под крыльями замечаются как бы круглые вздутия — желваки, или мозоли, как называют их каслинские промышленники. Однако я не видал этих наростов и ничего не могу сказать о них, хотя не один раз замечал казарок, весьма тяжело поднимавшихся с земли, не иначе как после довольно продолжительного разбега и взмахивания крыльями, и находившихся всегда в хвосте ко-лонны на некотором расстоянии от. Другим охотникам иногда случалось не только стрелять таких больных казарок, но и настигать их и ловить руками. Но, конечно, большая часть подобных индивидуумов становится добычею хищных птиц, особенно соколов. На большую стаю казарок сокола лодки catch редко, и бывали примеры, что казарки забивали до смерти хищника, спустившегося на землю вслед за убитой им птицей.

Башкирцы говорят, впрочем, что сокола при виде угрожающей им опасности дают тягу, а не то будто бы прячутся под крылом убитой казарки и под этой защитой храбро выдерживают нападение. Кроме этого согласия и дружелюбия, казарки отличаются от гусей также и тем, что никогда почти не ходят гуськом, как последние, а плавают и пасутся в поле очень трудно, одна подле другой, почти кучей, особенно пискулька, которая и летит более неправильной массой, даже теснее уток. Притом все породы казарок, не говоря о последней, гораздо смирнее гусей, изредка подпускают на выстрел пешего охотника, прямо на них идущего, и случается иногда, что не только не удаляются от него и не слетают, но останавливаются как бы при виде незнакомого животного, возбудившего в них удивление и любопытство. Еще охотнее и ближе подпускают они собаку, которая, вероятно, напоминает им заклятого врага — песца, разорителя гнезд и главного истребителя линяющей птицы в необитаемых тундрах. На этом враждебном отношении казарки к собаке основан даже особый род охоты на. Охотник прячется за кустом на меже или берегу, за озерным валом, намытым из песку и выброшенных непогодой стеблей камыша, и по направлению к пасущейся или плывущей стае кидает куски хлеба своему Шарику, Кутьке либо Каньке; казарки, привлеченные видом собаки, бегающей взад и вперед, подплывают или подходят все ближе и ближе, сбиваются в кучу; еще один момент — и спугнутая выстрелом стая, оглашая воздух своим криком, хлопая в сумятице крыльями, поднимается на воздух, оставляя на месте много убитых и раненых.

Как ловят диких гусей

Впрочем, казарки, опять-таки в противоположность серякам, без сомнения, вследствие голода избытка воды во всех низинах, мало держатся на озерах и днем летают туда иногда на несколько минут, редко на полчаса или час. Напившись, пополоскавшись и вычистив свое перо, запачкавшееся в размякшем от дождей черноземе пашни, они снова летят подбирать колосья на жнивах, общипывать суслоны и хлебные клади, щипать озимь и свежую траву на скошенных лугах. Казарки даже не всегда ночуют на озере и в лунные ночи с прилета кормятся, по-видимому, и в полночь. Стоялые и уже более сытые казарки ночуют более на воде, но и они днем отдыхают более на лугах, нежели на озере. Особенно если гусь куплен в магазине.

Совсем другое дело — дикая птица. Отмахав тысячи верст, она сбросила лишний вес и накачала мышцы. Взять такого — задача не из простых…. Что же до ума этих птиц, то он поражал всех и. Еще в древности было подмечено, что к домашним гусям частенько наведывались дикие стаи — поплавать вместе туда-сюда, поболтать.

Как ловят диких гусей

Конечно, дикари держались несколько поодаль и пугливо улетали при первой опасности, однако эту особенность подметили сметливые деревенские жители. Мало того, додумались изымать из диких гнезд яйца и подкладывать их под домашних гусынь. И выросшие на птичьих дворах дикари становились ручными! Их-то и стали использовать на охоте в качестве подставных помощников, а точнее — подсадных. Северные гуси перелетают даже через высочайшие горы мира — Гималаи! Как и журавли, гуси летят клином, но не таким ровным, а рваным и зазубренным, с несколькими вершинами. Ближе к Северу их строй распадается на малочисленные группы. Если в Подмосковье еще не редкость караваны в сотню и более голов, то в Архангельской области, например, они уже разлетаются по 5—7 птиц. В отличие от уток половой диморфизм у гусей выражен нечетко, поэтому на весеннем пролете стрелять разрешается не только по самцам, но и по самкам. Поведение же у всех гусей более или менее сходное. Их привлекает любая зелень — первые ростки озимых культур, оттаявшие из-под снега прошлогодние ягоды, листики кустарников и даже корешки трав.

Сайт о рыбалке в России